Шкурный интерес - статья о резиденте Первого городского бизнес-инкубатора, компании ДЖИ-групп

05.05.2015
Шкурный интерес - статья о резиденте Первого городского бизнес-инкубатора, компании ДЖИ-групп

На тринадцатой по счету прямой линии с Владимиром Путиным у представителей малого бизнеса появилась возможность рассказать о своих проблемах. Петербургская инновационная компания «ДЖИ-Групп» была приглашена в студию и смогла задать свой вопрос. В прямой эфир он не попал, но Дмитрий Песков пообещал передать его в соответствующие ведомства.

Текст: Екатерина Ольхович

 

 

«ДЖИ-Групп» занимается исследованиями, уникальными разработками и производством в области биомедицины, поэтому вопрос касался развития в стране инновационных производств: «В нынешних условиях санкционной геополитики страна нуждается в новых технологиях и разработках для экономического роста. Известно, что в советское время был позитивный опыт организации и работы профильных конструкторских бюро, в которых концентрировались разработчики и создавались условия для успешного внедрения прорывных технологий в промышленность. Возможно ли сейчас возрождение подобного опыта в РФ или создания государственно-частного партнерства по экспертизе и поддержке инноваций на всем периоде жизненного цикла?» Будем надеяться, что «соответствующие ведомства» примут во внимание чаяния предпринимателей.

 

 

Директор по исследованиям и разработкам ООО «ДЖИ-Групп» Рамиль Рахматуллин поделился с «Понедельником» мнением о российском рынке инноваций и историей развития одного из самых успешных и наукоемких стартапов Петербурга.

 

 

— Ваше впечатление от прямой линии: прослеживается ли тенденция к широкому обсуждению проблем инноваторов на политическом уровне или приглашение вас на прямую линию носило скорее формат пиар-акции?

— На прямой линии проблемы инноваторов поднимались в аспекте развития несырьевого сектора экономики и состояния науки.

На мероприятии присутствовали представители инновационных компаний практически из всех отраслей, к сожалению, задать вопрос напрямую президенту инноваторам не удалось, не хватило времени в связи с огромным потоком вопросов социально-экономического характера. 

 

— Какие еще компании из инновационной сферы присутствовали на мероприятии? Исходя из их количества и качества, как вы можете оценить рынок российских инноваций?

— Уровень развития отечественной инновационной сферы неравномерный: лидерами являются представители информационных технологий и связанных с ними сервисов; ниже среднего находятся биотехнологии и фармацевтическое направлениие, колоссальное отставание наблюдается в технологическом инжиниринге. 

 

 

— Как вы относитесь к растиражированному понятию «инновации» — все ли изобретения, которые таковыми называются в нашей стране, ими являются?

— Зачастую инновациями стали называть отдельные рационализаторские предложения, не имеющие в своей основе научно-технической новизны, и этот факт сильно дискредитирует «новаторское дело», иногда это становится препятствием для поддержки новых прорывных идей и технологий. Считаю, что назрела необходимость введения единого государственного реестра инноваций в нашей стране на основе тщательной и независимой экспертизы по публичным критериям. Подобный «учет» позволит проанализировать сильные и слабые направления отечественных инноваций, что поможет институтам развития сфокусировать свои усилия на оптимальном векторе, кроме того, станет ясно, что российская наука сможет сделать сама, а что надо заимствовать в других странах.

 

— Вы известны как разработчики биокожи. Что это такое?

— Разработкам по биопластическим материалам мы присвоили шифр «Биокожа», теперь и неспециалистам становится понятно, чем мы занимаемся. Речь идет о новом типе пластических материалов на основе структурированной формы гиалуроновой кислоты. Биокожа предназначена для лечения ран, полученных вследствие травм, ожогов и трофических язв, бесперевязочным способом. После обработки на рану накладывается биокожа, выполняя базовые функции натурального аналога: защищает от инфекции, потери влаги, осуществляет газообмен и стимулирует в итоге скорейшее заживление. Таким образом, применение биокожи позволяет избежать болезненных перевязок и смены материала, что особенно важно при обширных ожогах.

Понятно, что материал нужен для ожоговых центров и хирургических отделений больниц. В этом году после получения разрешения Росздравнадзора мы запускаем второе поколение биокожи — гистоэквивалент-биопластический материал G-DERM, который отличается улучшенными свойствами по заживлению и совместимостью с клеточными технологиям, на нем можно будет «растить» клетки человека и получать новые ткани и органы.

 

 

 — В чем уникальность данной технологии?

 

— Технологически мы получили биокожу нехимическим способом: удалось найти режимы активации внутренних химических связей в макромолекуле, которые играют роль сшивок, позволяющих в итоге получить эластичный материал с собственной адгезией (прилипанием).

В этом и есть принципиальное отличие от лучших западных аналогов, которые получаются методом тонкого биоорганического синтеза. Кроме того, ближайший аналог надо хотя бы раз менять в ране, то есть делать рискованную перевязку.

Идея нехимического структурирования гидроколлоида гиалуроновой кислоты возникла у меня в процессе выполнения диссертационного исследования, тема которого изначально была выбрана из категории трудновыполнимых, малоизученных направлений.

 

— Вы запатентовали технологию?

— В настоящее время в компании нами получено уже десять патентов РФ и оформлены две международные заявки на патенты в странах Евросоюза, США, Канады и Китая.

В 2013 году мы переживали «всплеск» заявочной активности по итогам поисковых НИР и оформили 12 заявок на изобретения. В итоге мы получили приоритеты по косметологическим направлениям, нами защищены перспективные рецептуры безынъекционной мезотерапии с деструктурированной гиалуроновой кислотой и пептидным комплексом, уникальные методики с косметической кожей.

В медицине мы развили направление регенеративной биопластики покровных тканей, эндоскопического лечения язвенной болезни желудка и новые технологии с гистоэквивалент-биопластическим материалом, а также планируем заняться клеточными технологиями и тканевой инженерией на основе нашей матрицы.

 

— На чем строится ваш бизнес?

— На основе коммерциализации собственных научно-технических разработок в области биомедицины, причем разработок полного цикла — от НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки) до серийного производства. По направлению «косметология G-DERM» мы уже присутствуем на рынке, сейчас инвестируем в производственную площадку медицинских продуктов, в первую очередь биокожи G-DERM.

 

 

 — Как происходил рост компании? Какие средства лежали в основе предприятия: кредиты, собственные накопления или инвестиции извне?

— Наша компания — это биотехнологический стартап, по меркам отрасли мы делаем первые шаги, находимся в Первом городском бизнес-инкубаторе Петербурга как в «теплице». Рост компании обеспечивается за счет увеличения продуктового портфеля и экспансии на рынок.

В основе опытно-промышленного производства была поддержка федерального Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Запустить же серийное производство нам помогли частные инвестиции.

 

— Каков ваш производственный цикл?

— Производственный цикл является многоступенчатым, длится почти сутки. Его суть заключается в технологиях структурирования макромолекул гиалуроновой кислоты и молекулярной сварки отдельных ее цепей с получением пластического материала.

 

— Как вы оцениваете состояние отечественного рынка биоматериалов?

— Рынок находится на начальном этапе роста, он формируется. В основном отечественные разработки базируются на технологиях работы с животными белками (коллагеном). В Европе и США давно ведутся разработки, которыми занимается наша компания. Там очень хорошо видят перспективность регенеративной медицины и вкладывают колоссальные деньги в развитие новых технологий (например, клеточных). На мировом рынке присутствует около 20 брендов биопластических материалов. В сравнении с ними наш продукт имеет существенные преимущества.

Во-первых, биокожа G-DERM не меняется в ране и полностью рассасывается по мере ее заживления. Я хотел бы особенно обратить на это внимание, так как биокожа фактически является полным аналогом кожи человека.

Во-вторых, G-DERM — единственный материал в мире, который способен прилипать к слизистой желудка в кислой средеи при наличии пищеварительных ферментов, а значит, подходит не только для терапии наружных кожных покровов, но и для лечения внутренних органов.

А в-третьих, что немаловажно, наш продукт на порядок доступнее по цене. Его себестоимость почти в 22 раза дешевле самого доступного зарубежного аналога.

 

Полная версия статьи

Все публикации СМИ