Контакта нет! - статья о резиденте Первого городского бизнес-инкубатора, компании Октанта

01.10.2015
Контакта нет! - статья о резиденте Первого городского бизнес-инкубатора, компании Октанта

 

Петербургские новаторы создали самый маленький ЭМА толщиномер в мире. Как он защитит человечество от техногенных катастроф, рассказал Дмитрий Авилов, генеральный директор компании «Октанта».

Текст: Екатерина Ольхович

 

— В чем суть изобретения?

— Мы изобрели самый маленький электромагнитно-акустический толщиномер в мире. Под этим непривычным уху словосочетанием скрывается метод бесконтактного возбуждения ультразвука. Вы наверняка ходили на УЗИ. Вот представьте, что при прохождении процедуры ультразвукового исследования вам не нужно раздеваться и мазать тело холодным гелем: зашли в небольшую маленькую комнату в одежде, постояли там пару минут — и все, УЗИ сделано. Если бы УЗИ выглядело так, то оно бы называлось бесконтактным.

Ультразвуком можно не только контролировать человеческое тело, но и выявлять дефекты целого ряда промышленных объектов. Железнодорожные рельсы, крепление мостов, нефтяные танкеры, резервуары с продуктами нефтепереработки, трубы газопроводов и нефтепроводов, лопасти турбин авиадвигателей — дефекты на таких объектах могут приводить к чрезвычайным ситуациям или даже техногенным катастрофам. Современные средства проведения ультразвукового контроля точно так же, как аппараты в кабинете УЗИ, требуют наличия геля и непосредственного контакта датчика и объекта. Чтобы померить остаточную толщину стенки трубы с газом, необходимо снять с этой трубы изоляцию, нанести на поверхность контактную жидкость. Процессы зачистки поверхности, нанесения геля, удаления его остатков, восстановления защитного покрытия после проведения ультразвукового контроля занимают много времени, что приводит к простою промышленного объекта. Все это выливается в огромные деньги, исчисляемые десятками миллионов в сутки.

Наш прибор EM2210 не требует зачистки поверхности, он «видит» сквозь грязь, ржавчину, изоляцию и т. д. Сам метод придуман давно и, к сожалению, не нами. Но его реализация не получила признания потребителей, была неэффективна. Нам удалось разработать технологию, которая включает в себя изготовление датчиков, плат, обработку сигналов специальными алгоритмами. Прибор размером с маркер необычайно удобен: после контакта с объектом он выводит на экран измеряемую толщину. Вот и все!

 

 

— Три года назад Петербург «прославился» как коррупционная столица, на всю страну гремело «трубное дело». Обращаются ли к вам, например, чиновники, чтобы контролировать добросовестность подрядчиков?

— Наши приборы покупают организации, занимающиеся диагностикой, в том числе и объектов, находящихся в городе. Мы совсем недавно на рынке, и я думаю, у чиновников еще будет возможность к нам обратиться.

 

Ищем таланты

Нам нужны специалисты с высшим техническим образованием в области аналоговой электроники. Это дефицитная специальность. Сам я окончил Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, учился на радиофизическом факультете по специальности «Бытовая радиоэлектронная аппаратура»

 

— Как развивалось ваше научно-техническое предприятие?

— Все начиналось с идеи сделать компактный бесконтактный толщиномер, прообраз EM2210. Несколько лет подбиралась команда разработчиков для его создания. Попутно прорабатывались другие идеи и методы диагностики. Наконец в феврале 2015 года мы продемонстрировали наш прибор общественности на выставке NDT Russia. На сегодняшний день наша организация — это коллектив профессионалов, который в кратчайшие сроки разрабатывает различное оборудование на основе бесконтактных методов неразрушающего контроля, таких как ЭМАП, вихревые токи, лазерная профилометрия, магнитный метод контроля. В организации трудятся разработчики электроники, программисты, конструкторы, сборщики, настройщики, менеджеры по продажам и два директора (генеральный и технический). Сборка оборудования производится вручную.

 

 

— Возможно, в будущем ваша сфера станет полностью роботизированной?

— Конечно, нет! 60% рабочего времени мы тратим на разработку. И как бы ни совершенствовался мир, изобретениями всегда будут заниматься люди. Несмотря на то, что технический прогресс сильно упрощает этот процесс, а появление программ эмуляции и 3D-прототипирование помогают собрать прототип устройства всего за несколько недель, современные машины не смогут заменить в нашей отрасли человеческий труд.

 

— Есть ли в России схожие производства?

— Мы нашли незанятую нишу на рынке средств неразрушающего контроля благодаря технологии ЭМА. Конкуренция присутствует, но у нас есть уникальные разработки и решения, которые позволяют ее выдерживать. Наша продукция помогает обеспечивать безопасность на промышленных объектах — это актуально всегда, в том числе и в кризис. Наши основные клиенты — организации, которые занимаются диагностикой промышленных объектов и промышленной безопасностью, металлургические и нефтеперерабатывающие заводы. Востребованность на рынке позволяет нам строить планы по выходу к концу года на оборот в 20 млн рублей в год.

 

 

— Над чем вы сейчас работаете?

— Только что мы завершили разработку активного электромагнитно-акустического преобразователя ЕМТ2705. Это бесконтактный датчик, он подключается к дефектоскопам, которые прежде использовали только контактные пьезоэлектрические преобразователи. Он позволяет оценить достоинства метода ЭМА на уже имеющемся у покупателя оборудовании.

 

Исправляем дефекты

«Дефектоскопия» — первая в России специализированная выставка, ориентированная на практическое применение современных средств неразрушающего контроля и технической диагностики во всех отраслях промышленности, транспорта, строительства. Впервые она прошла в 2000 году в Санкт-Петербурге. В 2007 году оргкомитет совместно с постоянными участниками принял решение проводить мероприятие в промышленных регионах России, а через каждые два года возвращаться в Петербург. Таким образом, выставка уже побывала в Перми (2007), Томске (2008), Волгограде (2010), Уфе (2011) и Иркутске (2013). Ядро выставки составляют ведущие российские предприятия отрасли. Около 70% участников являются постоянными. Также в мероприятии принимают участие компании из Украины, Швеции, Германии, Франции, Швейцарии, Испании, Израиля.

 

— Насколько ваши приборы зависят от импортных компонентов и как повлиял на конечную стоимость рост курса валют?

— Электронные компоненты для всей планеты производятся небольшим рядом компаний, расположенных в Америке, Европе и Китае. Они закупаются дилерами за доллары и евро, их цена для нас напрямую зависит от курса валют и составляет около 20% от себестоимости прибора. После закупки компоненты необходимо смонтировать, то есть закрепить на печатной плате. При небольших объемах такой монтаж обычно производится вручную. В нашем случае этот технологический процесс выполняет российский подрядчик. Стоимость работ по монтажу плат составляет еще около 20% от итоговой. Смонтированные печатные платы приходят к нам, и наши специалисты устанавливают их в корпус. Операция сборки прибора — это дополнительные 10% к себестоимости. Сам корпус также изготавливает отечественный производитель — еще 5% затрат. Упаковка — плюс 5%. Наконец, оставшиеся 40% расходов складываются из операций технического контроля и калибровки. Остальные затраты в конечном итоге — это выплата зарплаты сотрудникам.

 

 

— Можете ли вы дать достойный ответ санкционной политике?

— Мы можем поддержать импортозамещение! Наши приборы имеют в разы меньшую стоимость, чем импортные аналоги. ЭМА-толщиномер EM2210 в полной комплектации мы продаем за 90 тыс. рублей. Для сравнения, ультразвуковой толщиномер японской фирмы Olympus c пьезоэлектрическими преобразователями (требующий зачистки и контактной жидкости) на российском рынке стоит около 200 тыс. рублей. 

Все публикации СМИ